Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Условия для серьезного чтения здесь не очень подходящие. Илья Романов в своем интервью РКАС говорил, что места лишения свободы, заключения – это хорошее место для занятий самообразованием – мой опыт это не подтвердил. Из-за шума очень сложно сосредоточиться на чтении.

Я нахожусь в ЕПКТ – лимит на свидания в ЕПКТ колоний общего режима – одно краткосрочное свидание раз в шесть месяцев. Сокамерники говорят, что на краткосрочное свидание может прийти любой человек, не обязательно родственник. Как в СИЗО, не знаю, у меня в период следствия свидания были запрещены, и суды по продлению ареста проходили в закрытом режиме, апелляционные по мере пресечения также проходили в закрытом режиме. 

После окончания следствия и прекращения ознакомления с материалами дела по решению суда меня этапировали в Ростов-на-Дону, и суды по уголовному делу проходили там – далеко от дома, и поэтому свиданий не было.

Продукты небыстрого приготовления запрещены, скорее всего, вообще во всех СИЗО, в колониях также запрещены продукты небыстрого приготовления – скорее всего, во всех учреждениях лишения свободы продукты небыстрого приготовления запрещены, в ЕПКТ запрещены продукты и быстрого приготовления, а также чай, кофе, какао, сахар и т.д. и т.п. В Симферопольском СИЗО запрещены помимо продуктов небыстрого приготовления свежий укроп, петрушка, зеленый лук, зеленый чеснок и другая зелень, также запрещены клубника, вишня, черешня, персики, абрикосы, виноград, арбузы, дыни – наверно, еще что-то, полный список запрещенных продуктов мне неизвестен.

В ИВСах и ЕПКТ даже кипятильники запрещены, в камерах нет розеток.

В ИВСах арестанты готовят на факелах (это не шутка), заваривают чифир, кофе и т.д. – это, конечно, запрещено, является нарушением. Варят в пластиковой посуде, чтобы она не прогорала, наносят слой зубной пасты – с опытом получается не прожигать пластиковую посуду.

В СИЗО свои ухищрения.

Кипятильниками варят супы, если нет подходящей посуды – варят в пакетах и не только супы.

Кипятильниками не только варят, но и жарят. Изготавливают из кипятильников самодельные электроплитки – их прячут, если найдут, то забирают, и кто-то должен отправиться в карцер. 

В СИЗО ФСБ сложнее. По рассказам – в Ростовском СИЗО ФСБ (СИЗО-4) в камерах установлены три видеокамеры: одна со стороны входа, вторая с противоположной стороны и третья в туалете.

Я был только в обычных СИЗО.

Даже в СИЗО, относящихся к одной системе, могут быть существенные различия, даже в одном СИЗО в разных камерах могут быть существенные различия.

Я два месяца провел на спецблоке в Ростовском СИЗО, мне там больше понравилось, чем в общих камерах – обстановка более благоприятная для чтения, если есть что читать. В среднем каждый день на спецблоке прочитывал 100 страниц в день, до 200 страниц в день (я медленно читаю). Но в разных СИЗО может очень сильно все отличаться, в плане обстановки, режима, условия содержания.

Самочувствие более-менее, бывало и хуже. 

В окно видны решетки, стена и дверь прогулочного дворика напротив, если смотреть из-под низа под углом вверх, то видно маленький кусочек неба. С раннего утра, еще до восхода солнца, и до позднего вечера, после захода солнца, слышен щебет птиц.

Подснежник с открыткой получил.

В данный момент отвечаю на письма и новую книгу не начинаю. Книги мало читаю, что попадется, особого выбора нет, периодически приносят на обмен, самостоятельно пойти в библиотеку, посмотреть, что там есть, и выбрать – возможности нет.

В ЕПКТ лимит на посылки – одна посылка раз в шесть месяцев. Всех прошу не присылать посылки, так как не ясно с обменом, может, так получится, что посылка придет, а меня уже здесь не будет.

Интересно, что потом делают с письмами, не пропущенными цензором? Цензор передает в оперативный отдел ИК, а дальше? приобщает к личному делу? передают в оперативный отдел ФСБ? или оперативный отдел МВД ЦПЭ?

Илье Шакурскому, всем ребятам, обвиняемым и осужденным по сфабрикованному делу “Сети”, всем политическим заключенным в России желаю крепости духа, не сдаваться, бороться, несмотря ни на что, крепкого здоровья и падения этого политического режима бесчеловечного и преступного. Только с падением этого режима придет освобождение.

Из последних понравившихся стихов:

– Ну, как тебе на ветке? –

Спросила птица в клетке.

– На ветке, как и в клетке,

Только прутья редки.

(Олег Григорьев)

Из детской книги “Витамин роста”.

У автора возникли проблемы в связи с этим четырехстишьем.

Спасибо за тепло и солидарность, взаимно!

20 апреля 2020

Карантин у нас продолжается. Самочувствие более-менее, учитывая камерное содержание: авитаминоз и гиподинамия. В одном из писем из Петербурга мне написали, что одиночные пикеты также запрещены из-за эпидемии, точнее, под предлогом эпидемии. 

Свидания отменены с 16 марта. Был период запрета на передачи, посылки, ФСИН магазин не работал и даже письма с газетами не заходили. Сейчас только свидания отменены, все остальное функционирует, почти.

Витя готовит книгу тюремных веганских рецептов? По веганским рецептам в тюремном варианте ничего интересного сообщить не могу. В ответе на письмо, в котором были кулинарные рецепты от Вити Филинкова, я кое-что написал, связанное с кулинарией тюремной и не только – возможно, из-за этого оно не было пропущено цензурой, хотя, возможно, потеряно работниками почты, если до сих пор не пришло. 

Когда я находился в Крымском СИЗО-1 (Симферопольский централ), а был я там ровно год и одна неделя, если в этот срок засчитывать мое нахождение в ИВС Евпатории и 28 дней на обследовании в психиатрической больнице в отделении для подследственных (общедоступная информация) – в плане условий содержания психиатрическая больница была местом наиболее способствующим сохранению здоровья из всех мест заключения, где я был – к тому времени я более-менее привык к круглосуточному яркому освещению). Весь срок нахождения на симферопольском централе я прожил в одной хате (камере), если не считать транзитной хаты (карантин) и карцера. У нас в хате был преимущественно один человек, занимающийся готовкой – переделыванием первых блюд тюремной баланды, из супов и борщей баландерских извлекался по возможности весь жир, собиравшийся сверху, извлекались и перебирались, обрезались, что-то измельчалось, что-то выбрасывалось. Далее мыли и чистили лук и морковку, иногда болгарский перец (лук и морковь были в то время у нас почти постоянно, болгарский перец редко, и он плохо хранится вне холодильника с вырезанной сердцевиной, капуста вообще не пропускалась в СИЗО) и нарезались (ножи и заточки запрещены), также нарезалась колбаса маленькими кубиками – далее следовал процесс запретной тюремной кулинарии. (Нарезать можно ниткой – если больше нечем.) Есть способы и сварить, и пожарить в тюремных условиях – все это запрещено, также применение специй делает баланду более приемлемой для еды, но не всегда.

Часто на ужин в тюрьмах и колониях дается очень соленая селедка, даже один кусочек этой селедки вызывает сильную жажду и отеки, если ее замочить в воде на ночь, не почистив, то она остается почти такой же соленой. Но если ее почистить, снять кожу и пленки, вынуть позвоночник и кости, несколько раз промыть холодной проточной водой (в некоторых тюрьмах бывает и горячая вода) и после этого замочить в холодной воде на ночь, утром слить воду и несколько раз промыть проточной холодной водой – селедка будет уже без лишней соли, можно есть так, а можно, если есть, добавить лук и специи, майонез, горчицу или если есть лимон, то побрызгать (выдавить) небольшое количество лимонного сока и далее специи (черный перец), лук – если есть это все в наличии или хоть что-то. (Селедка бывает пропавшей – тогда уже наверно ничего не поможет.)

Есть способы заваривания чая, кофе и т.д. без использования кипятильника (нет электричества или кипятильника нет), но эти способы не только запрещенные, но и не безопасные для здоровья. Пластиковая посуда при нагревании выделяет токсические вещества. Супы и другие блюда, сваренные в полиэтиленовых пакетах, наверно также не безопасны для здоровья.

Описание приготовления селедки жуткое, но для невегетарианца наверно наиболее ценный рецепт тюремной кулинарии – не запрещенный.

Спасибо за фрагмент из мемуаров Екатерины Олицкой, очень интересно, особенно эпизод с протестной акцией школьников во время принудительной Первомайской демонстрации.

Интересна эволюция, революция и реакция политических режимов, политических организаций и одиночек, сопротивляющихся политическим режимам, эволюция этих организаций и одиночек. Протест и сопротивление в период сталинской диктатуры.

Уровень политических преследований и подавления свободы слова, свободы собраний и объединений в современной России сопоставим с какими периодами существования Советского Союза и Российской империи? Есть исследования этого вопроса? Сравнительный анализ политических режимов?

Спасибо за тепло и солидарность. Взаимно. Женя.

28 июня 2020

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Дата

29 июля 2020

Рубрика

Статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: