Упомянутые фигуранты

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

(записано по письменному тексту прений Виктора, откорректированному по его устному выступлению)

Выступление Виктора Филинкова в прениях

Я заранее извиняюсь перед всеми участниками процесса – буду повторяться в аргументации со своими защитниками, времени согласовать это не было. Начну со списка “обязательств” обвинительного заключения

Список «обязательств»

«В соответствии с избранной ролью связиста…» Что? Чем подтверждается, что я избирал себе некую роль? Никто из свидетелей об этом не говорит.      «…..Филинков принял на себя следующие обязательства:»

По-моему, это продолжение фантазии, не основанной на материалах дела. Ничего аналогичного «Партбилету» в деле не наблюдается.

Далее идёт список из 8-ми пунктов, происхождение которого установить не представляется возможным. Я исследовал 17 томов уголовного дела – там нет ничего подобного. Предполагаю, что это очередная ночная фантазия Беляева или Бондарева. Как я должен от этого защищаться? Всё, что я могу сказать: «Нет, не правда». Бремя доказательства ложится на плечи утверждающего, но представители власти 2,5 года демонстрируют свою предвзятость, тычут пальцем в меня и говорят, что я должен доказать, что я не верблюд. 

Перейдем к списку:

«ознакомиться с руководящими документами…» – не ознакамливался. 

«принять меры к обеспечению… безопасности, путём… псевдонима «Гена» и… средств шифрования данных». Про псевдоним – ложь, как показал свидетель защиты.

О шифровании скажу позже.

«приобрести и… совершенствовать навыки ведения боевых действий»; далее: «подбор и снабжение средствами связи»

Когда? Кого я снабдил средствами связи? Никто из свидетелей об этом не говорит. А спрашивает об этом свидетелей лишь защита в лице Виталия! 

«связь между боевыми группами» – по версии следствия задержаны четыре группы, т.е. кто-то должен был сказать, что я эту связь обеспечил. Но нет, опять ничего такого в материалах дела нет.

«обеспечение соблюдения методов конспирации членами террористического сообщества» – ??? Опять мимо! Говорят, вообще не знакомы со мной. Единственный, кто со мной общался – Арман Сагынбаев – выкладывал фото голого себя в социальные сети! Участвовал в публичных мероприятиях, куда и я приходил вместе с супругой. Как я обеспечивал конспирацию Сагынбаеву?

«обучать членов террористического сообщества» – снова вопрос, который даже не выяснялся на этапе следствия! На вопросы об обучении в судебном заседании, которые задавал мой адвокат, все свидетели ответили отрицательно: никого не обучал.

«осуществлять подбор, проверку и вербовку… лиц» – не подбирал, не проверял, не вербовал! Нет ничего об этом в материалах дела.

«принимать участие в… обсуждении и планировании преступлений террористической направленности». О каких планах преступления речь? В начале дела шла речь о терактах к ЧМ по футболу и выборам Путина, потом НТВшники рассказывали о взрыве мавзолея Ленина, что сейчас? «Собрались бизнесмен, программист и промышленный альпинист и давай думать, как Ленина взрывать» – потрясающая история!

«принимать участие в совместных занятиях… по повышению уровня физической выносливости» – без комментариев.

Исполняя обязательства

«Филинков в период с февраля 2016 по 23 января 2018… совместно с другими…, в т.ч. Бояршиновым и Шишкиным путём непосредственного участия в совместных тренировках…».

Свидетель Шишкин не участвовал совместно со мной ни в каких мероприятиях! Вообще, единственный свидетель, который в чём-то со мной участвовал – Бояршинов.

В двух мероприятиях: по первой медицинской помощи и охране VIP-а. Ни «владения огнестрельным оружием» (вообще никакого оружия там не было), ни «изготовления и применения взрывчатых веществ и взрывных устройств», ни «ведения боя с применением различных видов оружия» и прочего – ничего такого.

Чем вообще подтверждается наличие у меня этих навыков? Одного ИГИЛовца-танкиста за танковый тренажёр садили: умеет водить танк! Какие со мной следственные действия проводились, чтобы писать: «освоил приёмы захвата зданий, сооружений и физических лиц». Нет, не освоил и не осваивал. Ни физических, ни какие другие лица захватывать не умею.

«В феврале-марте 2017 г. принял участие в совместном собрании… с целью дестабилизации деятельности органов государственной власти РФ».

Собрались бизнесмен, программист и промышленный альпинист и давай насильственно изменять конституционный строй России! А если серьёзно, то я не имею отношения к бумажкам с якобы «протоколом». Чем подтверждается моя причастность к этому?

При мне никто о насилии на той встрече не говорил. Что там было без меня – я не знаю, и меня это не касается. 

Конспирация

«Эффективность функционирования террористического сообщества обуславливалась отработанной системой конспирации и обеспечением принимаемых мер по защите от разоблачения и утечки информации».

Из чего же эта «отработанная система конспирации» состояла?

На 17 томов дела – три технологии.

1. Псевдонимы;

2. «PGP»;

3. «Jabber».

Не богато. Разберёмся, почему неэффективно по пунктам.

1. Псевдонимы

«Юра». Человек с псевдонимом Юра подписывается так на всех сайтах в Интернете – это следует из вещдоков. Более того, он использует это имя в повседневном общении и именно так именует себя в Skype: Юра Чернозорин. Как сам обвиняемый пояснил с 2010 года.

«Спайк» – так называют Илью Шакурского с 8-9 класса школы, что подтверждается и свидетелями (напр. Антоном Шульгиным).

«Рыжий». Я его видел. Он рыжий. Очень конспиративно.

«Близнец» – по имеющейся у меня информации, у него есть брат-близнец!

«Кокс», «Кукс» – человек с фамилией «Куксов». Сюда же «Пчёл» Пчелинцева.

«Антон» — все знают, что это Пчелинцев Дмитрий Дмитриевич и указывают это в своих показаниях (в том числе обвиняемый Бояршинов: т. 4, л. д. 170).

Как же смогли доблестные офицеры ФСБ установить, кто есть кто при таких псевдонимах?

2. “PGP”

В показаниях свидетеля Шишкина: “электронная почта с использованием алгоритма шифрования PGP (ПГП)”. Я надеюсь, он не сам это придумал. Понятно, что речь идет об электронной почте и шифровании электронных писем ассимметричными алгоритмами.

Начнем с PGP и шифрования почты ассимметричными алгоритмами. 

[Виктор достает демонстрационные материалы]

В таких системах используется два ключа каждым участником обмена: один называется открытым (публичным общедоступным), второй – закрытым (приватным) ключом. При помощи публичного ключа можно осуществлять только одну операцию – шифрование. При помощи закрытого – операцию расшифрования. Поэтому этот ключ можно давать кому угодно, зашифровать им можно – расшифровать нельзя. А приватный ключ хранится и оберегается в недоступном для злоумышленников месте, потому что им можно расшифровать полученный текст.

Введем обозначения:

– открытый ключ (шифрование)

– закрытый ключ (расшифрование)

Итак, пользователь, назовем его Витя, генерирует пару ключей В и В. На практике ключи – это набор больших чисел. На практике эта пара ключей это несколько чисел, очень больших, очень-очень-очень больших, их невозможно запомнить, поэтому они хранятся в виде файлов на компьютере Вити в специальном месте, которое называется Локальное Хранилище Ключей (Local Key Storage).

В нем же хранятся открытые ключи тех, с кем общается Витя. Потому что для того, чтобы отправить сообщение, сообщение необходимо зашифровать, а зашифровать его можно только при помощи публичного ключа человека, и этот публичный ключ необходимо где-то получить.

Для того, чтобы Витя получил зашифрованное сообщение, Витя должен отдать свой публичный ключ В своим собеседникам. Возьмем гипотетического собеседника, напр., Юлика, и передадим ему ключ В. Витя хочет и сам писать Юлику, поэтому возьмет у него его публичный ключ Ю и сохранит у себя в хранилище. Юлик сохранит В у себя.

Вот примерно так выглядит Локальное Хранилище Ключей: свой публичный ключ, свой закрытый ключ и публичные ключи людей, с которыми осуществляется общение. Эти публичные ключи получаются путем передачи от человека человеку. Я беру у Юлика ключ, помещаю в свое Локальное Хранилище и теперь я могу осуществлять зашифрование. Расшифровать я не смогу ничего, это сможет только Юлик, у которого хранится вторая часть пары – закрытый ключ.

Теперь об электронной почте. Электронная почта работает так же, как и обычная. В обычной почте имеются конверты, на которых указываются отправитель, получатель, и внутрь вкладывается само сообщение. С электронной почтой все точно так же. В электронном письме указывается отправитель, указывается получатель, и еще одно поле – называется “Тема сообщения”. Все это формирует заголовок письма. Внутренняя часть самого сообщения называется “тело”. 

Заголовок

Кому: Юлик@rupression.com

От кого: Витя@rupression.com

Тема: коровавирус

Тело письма

Привет, Юлик

Из-за корова-вируса запретили передачки в тюрьме, поэтому я вынужден покупать колу 0,5 по 100 Р. Караул!

15.-6.2020 Витя

При шифровании письма шифруется только тело сообщения, заголовок, а значит, вся информация об отправителе, получателе и тема сообщения остаются незашифрованными.

Теперь в ситуации, когда мы хотим отправить зашифрованное сообщение, мы пишем наше сообщение: “Привет”, берем из Локального Хранилища Ключей ключ нашего собеседника, которому мы хотим послать наше сообщение, и осуществляем шифрацию. Теперь наше сообщение зашифровано. Далее мы создаем электронное письмо, заполняем отправителя, тему и получателя. В качестве тела сообщения вкладываем зашифрованное сообщение – это зашифрованное сообщение даже мы теперь не можем расшифровать, потому что у нас нет приватного ключа. У получателя нашего электронного сообщения должен быть электронный ящик. Электронный ящик, который создан на электронном сервере писем, и теперь при помощи магического протокола SMTP…

[Виктор надевает “корону” с надписью “SMTP”]

Судья Муранов: Виктор Сергеевич, я вынужден вас немножечко перебить и разъяснить порядок проведения судебных прений. Судебные прения касаются предъявленного вам обвинения. Нам не надо здесь читать лекции  по поводу использования программ шифрования и прочего. 

Виктор Филинков: Ваша честь. Представитель прокуратуры не понимает, как работает почта.

Судья Кривошеев: Вот потом соберетесь с ним и объясните.

Судья Муранов: Пожалуйста, по поводу предъявленного вам обвинения: согласны, не согласны, в чем не согласны, почему не согласны, по каким причинам. Вот это всё излагайте, давайте анализ доказательствам. А лекции нам читать здесь не надо. 

[Виктор Филинков делает небольшую паузу, продолжает] 

Посмотрите, сколько всего должно находиться у людей, если они общаются с помощью шифрованных электронных писем

  1. Своя пара ключей: и .
  2. Открытые ключи всех тех, с кем он общается. 

У каждого по хранилищу, у каждого!

  1. Почтовый ящик.
  2. Зашифрованные письма, в которых незашифрованные заголовки.

Это минимально необходимые компоненты. При условии, что каждый бережно хранит свой закрытый ключ, такая система обеспечивает конфиденциальность передаваемых данных, но не скрывает факта передачи данных! То есть это не об анонимности. Если злоумышленник – ФСБ, бандиты – получает доступ к приватному ключу, они могут расшифровать эти письма. Сам факт может расшифровать провайдер или тот, кто откроет компьютер, зайдет на почтовый сервер, или просто на компьютере найдет эти ключи шифрования. Конфиденциальность обеспечивает, но не обеспечивает конспирацию.

Так где же все эти почтовые ящики, зашифрованные письма и ключи шифрования к ним? Море “признательных показаний”, считанных с электронных устройств данных – и ни следа переписки или ее шифрования!

“Jabber”

То же самое с XMPP-аккаунтами:

В мессенджерах, поддерживающих этот протокол, имеется понятие аккаунта с уникальным идентификатором, именем пользователя, имеется список абонентов, с которыми общается человек, “друзей” так называемых, с которыми возможен обмен сообщениями.

Вот что должно было обнаружить следствие.

А что у нас в деле?

XMPP-аккаунты обнаружены только у Бояршинова Ю. Н. (диск TDK DVD+R N PSP3260H22094210, акт осмотра от 20.-2.2018, т. 6, л.д. 29-43), а также переписка Бояршинова с использованием протокола XMPP – за много лет. (Протокол XMPP не поддерживает шифрование, если оно и было использовано Юлианом, мессенджер Бояршинова все равно все сохранял на компьютер). Уважаемый суд не позволил огласить эти вещдоки в судебном заседании, но я читал его переписку на следствии: ничего криминального (всё-всё не читал, конечно), например, договаривается о проведении акции “Еда вместо бомб”.

Таким образом, то, что следствие выдает за “отработанную систему конспирации”:

а) не является системой конспирации

б) отсутствует в материалах дела.

Еще раз: 1. СЗКС и БТ и следственная служба, следственный отдел УФСБ Пензенской области, Питера, Ленобласти и Прокуратура некомпетентны, их версия не выдерживает критики, т. К. во-первых данная система оставила бы следы, во-вторых, как следствие, не является конспирацией. При этом материалы дела не позволяют сделать вывод о том, что подобная система имела место.

Лживые допросы

Посмотрим, как трансформируются показания свидетелей при переходе от допроса следователем Беляевым к допросу в суде на примере свидетеля Объедкова и Евстафьева – понятые на обыске у меня в квартире:

«Предъявили постановление об обыске» превращается в «никакого постановления, только корочки показали» (Евстафьев) 

«Филинков сам открыл дверь» превращается в «не парень, они открыли» (Евстафьев) и «милиция парня попросила достать ключи» (Объедков).

«Нас встретил Прокофьев» – хлебом-солью, видимо – превращается в «парень лежал на полу» (Объедков) и «его аккуратно положили на пол» (Евстафьев). 

Сам Прокофьев добавляет: «Заломала куча мужиков». 

«Сам переодевался» превращается в «никто не переодевался» (Объедков) и «при мне не переодевался» (Евстафьев).

А вот еще прекрасный момент: «сотрудниками были предоставлены еда и чай» – у нас в квартире!

Игорь Шишкин тоже подписывает очень подробные допросы. А в суде на вопрос, откуда все это ему известно, отвечает: «Опера так сказали».

«Террористическое сообщество “Сеть” отличалось» (с. 3 обв. закл.): «сплоченностью, организованностью и устойчивостью… посредством согласованности совместных действий… поддержанием тесной взаимосвязи между участниками». Что? Это когда свидетели говорят: «Я их не знаю», или «Мы виделись 4 раза до задержания», или «Мы подрались из-за девушки», или «Он не выполнил условия ультиматума, и мы перестали общаться».

Используя домыслы и фантазии – именно так сконструировано вымышленное террористическое сообщество “Сеть”. При этом сконструировано абы как. Плохой сценарий написан! И разыгран ужасно: бедные офицеры ФСБ не могут даже дело сфабриковать как следует! Там дата не совпала, тут в справке явно наврано, здесь “shepelev” в свойствах файла. Ну это дикость!

Я бы рассмеялся или пожалел этих утомленных высокоинтеллектуальным трудом людей, если бы не сидел уже 2,5 года в комнате 8 квадратных метров, если бы не грозящий срок от 5 до 10, запрошенные уважаемым прокурором 9 лет, сумасшедший приговор в Пензе, если бы не страдал от болей физических, травм психических, если бы меня, Игоря, Илью Капустина не покатали на минивэне с подзарядкой, если бы моей жене не надо было получать убежище в Финляндии и еще тысяча “если бы”. Это все не смешно!

Мне не понятна позиция уважаемого прокурора. Я ожидал, что он откажется от обвинения… [Виктор обращается к прокурору] не смотрит на меня…

Судья Муранов: Продолжайте!

Виктор Филинков: …ответной реплики я, видимо, могу не ожидать, да? Я ожидал, что он окажется от обвинения и согласится, что доказательства порочны. Ожидал, что прокуратура проведет проверку по всем выявленным фактам фальсификации. Но я в шоке, как сторона обвинения изворачивается. Эксперты говорят, что протоколы опросов и допросов идентичны на 97 % в своей содержательной части – “Нет, а мне они не кажутся идентичными, не кажутся похожими”. Это что такое?! Складывается устойчивое впечатление, что уважаемый прокурор в сговоре с преступниками, что он их покрывает!

Судья Муранов: Так, Виктор Сергеевич! Значит, делаю вам замечание. По поводу допустимости и недопустимости некоторых высказываний. Немножко думайте прежде чем говорить.

Судья Кривошеев: Эпитеты подбирайте.

Судья Муранов: Продолжайте.

Последний комментарий относительно оружия моей супруги. Оружие моей супруги было оформлено, государство отказалось помочь с хранением, когда она уезжала из России, посоветовало хранить так, как оно хранилось. Теперь сообщает, что это преступление, что я готовил какие-то преступления с использованием этого оружия. Когда пытаешься сделать все по закону, получается плохо. 

Виновным себя не считаю, прошу себя оправдать.

17-18.-6.2020 В. Филинков

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Дата

18 июня 2020

Рубрика

Новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: