Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Центральный окружной военный суд в Пензе продлил срок содержания под стражей до 3 апреля 2020 года семи подсудимым по делу «Сети»* — Илье Шакурскому, Василию Куксову, Дмитрию Пчелинцеву, Андрею Чернову, Арману Сагынбаеву, Михаилу Кулькову и Максиму Иванкину. О том, как это было — в репортаже корреспондента «7х7» из зала суда.

Новые характеристики

О продлении срока ареста подсудимых 17 декабря попросил суд гособвинитель Сергей Семеренко. Аргументы прокурора остались прежними — «подсудимые могут скрыться и продолжить заниматься преступной деятельностью». В подтверждение прокурор представил новые характеристики на каждого из подсудимых. В них появилась общая формулировка: «По имеющейся информации, вынашивает намерения совершить побег из-под стражи». В характеристиках сказано, что подсудимые лживы, изворотливы, скрытны и неоткровенны. Их подписал начальник оперативного отдела СИЗО Горюнов и начальник ПФРСИ исправительной колонии № 4 (где содержится Пчелинцев) Тельнов. Прокурор попросил суд продлить срок содержания всех семерых обвиняемых под стражей до 3 апреля 2020 года.

Что сказали подсудимые

Подсудимые не согласились с новыми характеристиками из СИЗО, которые представил прокурор. Вынашивание планов о побеге они назвали абсурдом и сказали, что им некуда убегать. Побег, по их мнению, был бы расценен как признание вины, а они ее не признают. 

— Как говорится, «позади — Москва». Отступать некуда. У меня мама и бабушка, которые остались одни. Я вынашиваю только одно намерение: доказать свою невиновность и быть рядом с близкими, — сказал судьям Илья Шакурский. 

Дмитрий Пчелинцев сказал, что новые характеристики — это уже не служебный подлог, а ложный донос в подготовке к совершению преступления. Он попросил суд не приобщать эти характеристики к делу, потому что уголовная ответственность авторов характеристик начнется уже с момента приобщения:

— Я уже не знаю, как от этого можно защищаться. Все нас поддерживают, нас признали политзаключенными. Это значит, что все мы находимся тут незаконно. 

Подсудимые сказали, что на самом деле не получали половину выговоров, которые указаны в характеристиках. Некоторые из них совсем недавние — 21 ноября, 4 декабря, когда они находились в судах. 

Максим Иванкин сказал, что не откровенен потому, что ему не о чем откровенничать с сотрудниками СИЗО. Арман Сагынбаев добавил, что не общается с сотрудниками изолятора, поэтому они не могли сделать выводы о его лживости и изворотливости. То же самое сказали и другие подсудимые и удивились тому, что написано про них в характеристиках. 

В прошлый раз, когда суд продлевал арест подсудимым, некоторые из них пожаловались на ухудшение своего здоровья. В этот раз они заявили, что их здоровье продолжает ухудшаться. Василий Куксов, который неделю пролежал в больнице с подозрением на туберкулез или пневмонию, сказал, что диагноз ему до сих пор не поставили. 

Что сказали адвокаты

Адвокаты подсудимых просили перевести подсудимых из СИЗО под домашний арест. По их словам, вина подсудимых не доказана, а нарушения, которые обнаружились в ходе судебного следствия, скорее, говорят об обратном. 

— Это уже даже не смешно, — сказал адвокат Куксова Александр Федулов. — Всю неделю мой подзащитный находился [в больнице ФСИН] в подвальном сыром помещении — и это с его-то диагнозами! Продление ареста ни к чему хорошему не приведет. Дайте человеку [Куксову] попробовать поправить здоровье, иначе к апелляции, в случае обвинительного приговора, его на руках будут приводить! 

Защитник Чернова Станислав Фоменко назвал характеристики «липовыми» и предположил, что их можно написать, только если залезть к подсудимым в голову. Адвокаты напомнили, что в материалах дела уже один раз были ложные характеристики, и в процессе судебного следствия их заменили на правдивые, положительные. 

Адвокат Михаила Кулькова Игорь Кабанов сказал, что не бывает, чтобы семь разных человек вели себя одинаково в СИЗО. В характеристиках, по его словам, нет никаких аргументов:

— Почему мы должны верить просто так, на слово? Должна быть, как минимум, пухленькая папка, в которой сказано, где и как он [Кульков] подкоп роет. Если он лжив, напишите, в чем именно. А то человек весь день не был в СИЗО, возвращается из суда — а у него уже выговор!

Адвокат Пчелинцева Оксана Маркеева сказала, что в той характеристике, которую ей выдали в колонии на несколько дней раньше, нет сведений о том, что ее подзащитный скрытен и не оставил мыслей о побеге. В новой характеристике у прокурора эти слова есть. 

Оксана Маркеева и адвокат Сагынбаева Ольга Рахманова просили вызвать в суд сотрудников СИЗО и ПФРСИ колонии, которые подписали новые характеристики. Суд в этом отказал. 

Судьи зачитали полностью все характеристики на подсудимых и поддержали позицию гособвинителя, по мнению которого подсудимые по делу «Сети»* склонны к побегу, и продлили арест подсудимым еще на три месяца. На Лубянской площади в Москве прошла серия одиночных пикетов в поддержку фигурантов дела «Сети»*


О террористическом сообществе «Сеть»* («пензенское дело») стало известно два года назад, когда ФСБ возбудила уголовное дело в октябре 2017 года. Подсудимые не признали свою вину и заявили, что «сознались» под пытками. Ни одно дело по заявлениям о пытках током не возбудили. Материалы проверок исследовали в суде, но суд не назначил экспертизу по току.

В 2018 году объединились родители фигурантов дела «Сети»*. Они создали «Родительскую Сеть» и открыто рассказали о пытках их детей спустя несколько месяцев после арестов. Они провели несколько акций протеста — среди них акция «За ваших и наших детей!» 28 октября 2018 года, пикеты к двухлетию со дня первых арестов по делу «Сети»* и другие.

В начале ноября родственники фигурантов политических дел — в том числе дела «Сети»* — объединились в движение «Матери против политических репрессий». 19 ноября они передали в администрацию президента коллективные письма и потребовали честно и непредвзято расследовать дела с участием их детей. В первом съезде «Матерей» 7 декабря в Москве участвовало около 60 человек из регионов. У движения есть свой сайт, логотип и символ солидарности — белый платок в черный горошек. Пикеты активистов движения возле Кремля в день съезда закончились задержаниями. Несколько матерей объявили голодовку до прекращения политических дел.

Екатерина Малышева, фото автора, «7х7»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Дата

17 декабря 2019

Рубрика

Статьи

Источник

7х7

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: