Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

«Одного раза хватило»

Гособвинитель Сергей Семеренко огласил показания Ильи Шакурского, которые он давал на следствии со дня задержания 18 октября 2017 года и до 22 марта 2018 года.

С марта 2018 года и до начала судебного процесса ― в конце апреля 2019 года ― Шакурский стал отказываться от них и заявлять о пытках и давлении ФСБ.

Судья уточнил у Шакурского, сколько раз его пытали. Тот ответил, что электрическим током его пытали один раз, затем на него оказывали давление, шантажировали и угрожали в здании ФСБ и СИЗО.

— Мне и одного раза хватило. Потом я просто был сломлен, — пояснил суду Шакурский.

Первый допрос Шакурского проходил после задержания и обыска в ночь с 18 на 19 октября 2017 года. Его допрашивал следователь Токарев. На нем присутствовала государственный адвокат Чешева, допрос длился 35 минут. За это время задержанный сообщил, что в начале 2016 года якобы организовал с друзьями группу «Восход». Ее целью не было свержение государственного строя и совершение террористических актов.

Дальнейшие  показания, как указано в протоколе, Шакурский в ту ночь отказался давать «из-за плохого самочувствия». По его словам, следователь с ним «продолжал беседовать не под запись».

Второй допрос прошел вечером 19 октября ― он длился около полутора часов. Его вел другой следователь в присутствии госадвоката Григоряна. Это единственный допрос, с протоколом которого  Шакурский согласился. В нем он говорил о «проекте «Восход», целью которого было получение навыков выживания и страйкбольной тактики. В этом протоколе не было ни слова о терроризме и акциях прямого действия. То, что у него якобы нашли самодельную бомбу и пистолет, Шакурский отрицал.

― В первом протоколе [ночью 19 октября] даже формулировки не мои: «позывные», «отработка навыков», «группа „Восход“». Это были формулировки следователя. Вечером 19 октября они уже очень сильно отличаются: я говорю про «клички», «тренировки» и называю «Восход» «проектом», а не «группой», ― пояснил Шакурский.

Адвокат Шакурского Сергей Моргунов обратил внимание суда, что все дальнейшие протоколы допроса «в корне противоречат» не только тому, что Шакурский сказал 19 октября, но и друг другу.

«Кто как хочет, так и пишет»

После двух допросов ― ночью и вечером 19 октября ― Шакурского допрашивали еще несколько раз. Гособвинитель зачитал протоколы от 25 октября, 3 ноября, 29 ноября, 29 декабря 2017 года, 16 января, 31 января, 16 февраля, 1 марта и 22 марта 2018 года. Ото всех показаний Шакурский отказался, назвал их «бредом» и «ахинеей», а также обратил внимание суда на ряд нарушений.

Он сослался на показания свидетеля Фархата Абдрахманова, которого допрашивали в здании ФСБ 20 октября 2017 года. На суде 2 июля Абдрахманов сказал, что во время допроса видел Шакурского с синяком под глазом. По словам Шакурского, следственных действий в тот день не было: он утверждал, что в тот день его вывозили и оказывали давление.

В протоколе от 22 октября указано, что Шакурский отказался давать показания и воспользовался статьей 51 Конституции (право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников).

― Вот видите, следователь использовал ваше право в полном объеме, — прокомментировал гособвинитель.

Заявление с просьбой о допросе 25 октября Шакурский написал не по процедуре — заранее из здания СИЗО, а из здания ФСБ.

― Это кто как хочет, так и пишет, ― прокомментировал обвинитель Сергей Семеренко.

В этом протоколе допроса Шакурский признавался, что совершил преступление по части 2 статьи 205.4 Уголовного кодекса («Участие в террористической организации») и являлся не «организатором», а «членом-командиром звена».

― Вот так [адвокат] Григорян «уводил» меня от первой части [статьи 205.4 УК «Создание террористической организации»], ― сказал на суде Шакурский. ― А ему всего лишь выговор потом сделали.

«Не те показания, что нужны»

Показания в протоколе от 3 ноября 2017 года ― по словам Шакурского, в тот день его якобы пытали, ― «списаны под копирку» с протокола 25 октября. Так же, как и показания в протоколе от 31 января 2018 года списаны с показаний 16 января.

В одном из протоколов речь идет о походе 2015 года, в котором Шакурский будто бы был вместе с подсудимым Максимом Иванкиным. В то время Иванкин, напомнил Шакурский, был в армии. В другом протоколе говорится, что он получал приказы от «Рыжего» (Максим Иванкин), в других ― что от Дмитрия Пчелинцева.

― Вообще разные люди то появляются, то уходят из материалов дела. Но никто из них не сидит на скамье обвинения, ― обратил внимание Шакурский.

Отказаться от признательных показаний в первый раз у Шакурского, по его словам, не получилось: оперативники якобы сказали ему, что Пчелинцев снова дает признательные показания, и тот передумал.

― Я давал показания, но они [следователи] сказали, что это не те показания, которые им нужны, ― сказал Шакурский.

Перед второй попыткой отказа от признательных показаний, как сказал подсудимый, следователи давали ему подписывать на распечатанных листах файлы с его ноутбука. Часть из них  во время судебного следствия найти так и не удалось.

С середины марта 2018 года Илья Шакурский отказывался от признательных и давал только действительные, по его словам, показания.


Защита фигуранта дела о создании террористического сообщества «Сеть»* Василия Куксова заявила, что участковый под давлением сотрудников ФСБ составил негативную характеристику на Куксова. — адвокат подсудимого Александр Федулов.

Федулов ссылался на материалы внутренней проверки отдела собственной безопасности УМВД по Пензенской области.

Адвокат получил эту характеристику, после того как направил в отдел собственной безопасности две жалобы с просьбой провести проверку. Он сказал, что, после того как подал жалобы, его вызывали в полицию для дачи объяснений:

― Сотрудники отдела собственной безопасности пояснили мне и показали документ ―, а именно протокол опроса участкового, который предоставлял первоначальную характеристику и который переехал сейчас работать в другой регион, ― в котором он указывает на то, что сотрудники ФСБ вынудили его написать данную характеристику и принесли ее в готовом формате.

Защитник попросил приобщить к материалам дела новую характеристику на Василия Куксова, которую прислали из полиции 23 июля.

Новая характеристика ― удовлетворительная. Из нее следует, что на момент ареста ― 18 октября 2017 года ― жалоб и заявлений на Василия Куксова в отдел полиции № 4 УМВД по Пензенской области не поступало. К ответственности подсудимый на момент ареста не привлекался.

― Ранее в материалах дела на Куксова была крайне негативная, слово в слово переписанная, как и на всех остальных [подсудимых], характеристика, ― пояснил Александр Федулов.

Характеристики на подсудимых государственный обвинитель Сергей Семеренко огласил на открытом судебном заседании 7 июня. Он не возражал против приобщения к материалам дела новой характеристики на Куксова на заседании 29 июля. Суд ее приобщил.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

This post is also available in: Deutsch (Немецкий)

Дата

29 июля 2019

Рубрика

Новости

Источник

7х7

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: