Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подсудимые по делу о террористическом сообществе «Сеть» заявили в суде, что сведения из пензенского СИЗО об условиях их содержания — неправда. По их мнению, руководство изолятора написало то, что было выгодно сотрудникам ФСБ. Подсудимый Дмитрий Пчелинцев сказал, что из его «шрамов» и «царапин» — которые на самом деле являются глубокими порезами — до сих пор периодически сочится кровь. О том, что нового стало известно на заседании Приволжского окружного военного суда в Пензе 15 июля, — в репортаже корреспондента «7х7».

 «Каких-либо жалоб от них не поступало»

На судебном заседании 15 июля гособвинитель Сергей Семеренко огласил часть материалов дела. Среди них — ответы пензенского СИЗО на запросы следователей УФСБ об условиях содержания арестантов по делу «Сети».

Старший следователь Валерий Токарев 13 марта 2018 года спрашивал начальника СИЗО, поступают ли жалобы от задержанных и применяются ли к ним «недозволенные методы воздействия». Управление ФСИН 21 марта ответило, что Дмитрий Пчелинцев содержится в одиночной камере, Илья Шакурский — в трехместной камере и «каких-либо жалоб или заявлений об оказании недозволенных методов воздействия [от них] не поступало».

По прибытии в СИЗО Шакурского 20 октября 2017 года врачи провели медосвидетельствование и зафиксировали у него телесные повреждения. Будто бы Шакурский в СИЗО сказал, что  «получил их в быту, до задержания». Других телесных повреждений за время содержания в СИЗО у Шакурского, как следует из документов СИЗО, медики не обнаружили.

Пчелинцев, как сообщал начальник СИЗО, предпринял в изоляторе «попытку членовредительства» и нанес себе царапины на шее и предплечьях обеих рук. За это ему объявили выговор. Других телесных повреждений за время содержания в СИЗО у Пчелинцева, как следует из материалов дела, не обнаружено.

Матери подсудимых
Матери подсудимых в зале суда

«То, что пишут в СИЗО, надо делить на два»

После оглашения ответов из СИЗО гособвинитель Сергей Семеренко попросил Пчелинцева и Шакурского прокомментировать их.

― Это неправда, что я получил травмы в быту. Во-первых, у меня никто не интересовался [откуда повреждения]. Во-вторых, я говорил, что телесные повреждения я получил от сотрудников [ФСБ]. Во время обыска их не было, и понятые это подтвердили. Синяк у меня появился позже, ― сказал Илья Шакурский.

Дмитрий Пчелинцев заявил гособвинению и суду, что сведения из СИЗО не соответствуют действительности:

― То, что пишут в СИЗО, можно не читать. Они пишут то, что выгодно сотрудникам ФСБ. Из этих шрамов и царапин [у Пчелинцева, указанных в материалах дела] до сих пор идет кровь. Поэтому что это никакие не травмы и не царапины, а глубокие порезы. В СИЗО и распоряжении корреспондентов НТВ сохранилось видео, где меня досматривают в одежде, которую я даже не снимал. В итоге у меня нашли по одной царапине на руке и на шее. Но их было по две на каждой руке и еще на шее, и размеры были намного больше. То, что пишут в СИЗО, надо делить на два.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

This post is also available in: Deutsch (Немецкий)

Дата

15 июля 2019

Рубрика

Новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: